May 2, 2021
De parte de EZLN
261 puntos de vista


May022021

Вчера: теория и практика.

<!–

22863

–>

Из записной книжки Котопса:

Вчера: теория и практика.

Ассамблея в селе, в одной из гор на юго-востоке Мексики. Идут июль-август месяцы прошлого года, пока пандемия коронавируса охватила планету. Это не просто встреча. Не только из-за безумия, которое их вызывает, но и из-за очевидного расстояния между стульями, а также потому, что цвет лицевых масок тускнеет за туманом прозрачных масок.

Присутствовуют политико-организационные лидеры САНО, a также некоторые военные командиры, но они молчат, если их только не просить высказаться по конкретному вопросу.

Их там намного больше, чем следовало бы ожидать. Ожидать как минимум, 6 из родных языков, все корни майя, и они используют испанский или «кастильский» язык как мост, чтобы понять друг друга.

Некоторые из присутствующих – “ветераны”, они участвовали в восстании, начавшемся 1 января 1994 года, и с оружием в руках спустились в города вместе с тысячами других соратников, мужчин и женщин. Есть и “новые” мужчины и женщины, которые вошли в руководство сапатистов после многих стажировок. Большинство из “новых” – это “новые” женщины всех возрастов и разных языков.

Самa ассамблея, еe развитие, время, формы, воспроизводит другие aссамблеи которые проводятся в общинах. Есть те, кто координирует встречу, и именно они дают слово и указывают заранее согласованные темы для обсуждения. Для каждого нет ограничения по времени, поэтому время здесь приобретает другой ритм.

Кто-то прямо сейчас рассказывает историю, сказку или легенду. Никого не волнует, является ли фактом или вымыслом, но то что говорится с помощью этого ресурса.

История такая:

Мужчина-сапатист идет по селу. Он хорошо одет и в новой шляпе, мол, в поисках своей девушки. Рассказчик имитирует шаги и жесты, им виданные когда-то в фильмах, на кинофестивалe “Puy Ta Cuxlejaltic” I. Вся ассамблея смеeтся, когда рассказчик произносит тон персонажа наркобарона Cochiloco (играет роль Joaquín Cosío в фильме “El Infierno” (Ад). Luis Estrada, 2010), и снимает шляпу, чтобы поприветствовать воображаемую женщину, которая проходит мимо с воображаемым мулом, несущим дрова. Рассказчик смешивает испанский с одним из языков майя так, что на ассамблее, не прерывая, они переводят друг друга.

Ассамблея соглашается что всякий, кто рассказывает эту историю – помнит, что пришло время кукурузы. Рассказ продолжается:

Мужчина в шляпе встречает знакомого. Они здороваются: “Я ведь не узнал тебя в этой шляпе. Ты такой красивый!” – говорит знакомый. Тот отвечает: “Я в поисках своей девушки”. Другой: “А как зовут ee? Где она живет?”. Который в шляпе, отвечает: “Ну, не знаю”. Другой: “Как так, не знаешь?”. Шляпа: “Ну вот, почему я сказал: в поисках – нашел бы ее, знал бы уже ее имя, и где она живет”. Знакомый на секунду ценит железную логику, и молча соглашается.

А теперь у шляпы очередь: “А ты, что делаешь?”. Другой отвечает: “Я сажаю кукурузу, потому что хочу кукурузу”. Шляпа какое-то время молчит, глядя как тот палкой от метлы проделывает дыры посреди гравийной дороги. Шляпа: “Слушай-ка, товарищ! Прости, ну и дурак ты!”. Другой: “А почему? Я же много тружусь, и решил есть кукурузу”.

Тот в шляпе сел, закуривает, передает ее другому, и берет себе еще одну. Oни никуда не торопятся: ни найти свою девушку, ни есть кукурузу. Вечереет, затемнело. Дождя еще не было, но на небе серые тучи. За деревьями прячется луна. После долгого молчания шляпа объясняет:

“Ну, товарищ, смотри: не знаю, поймешь ли ты меня. Во-первых, вот грунт, в этой насыпи кукуруза не будет расти. Там семя будет просто умирать от того, что ее растопчут, и негде ей приживаться будет. Точно семя умрет. А ваша метла, которую вы используете как мотыгу – все таки метла, а мотыгa – это мотыгa. Вот почему твоя бедная метла вся сломана и залатана.”

Шляпа берет метлу, проверяет ее заплатки, и продолжает: “Ну ты даешь, товарищ! Как увидит твоя жена как ты метлу испортил, она тут же отправит тебя подальше.”

Он продолжает: “Значит посевы (milpa) не там где попало, товарищ, ни чем угодно для рыхления. Всему свое место и орудие. Кроме того, сейчас не время сажать кукурузу, a собирать урожай. И для урожая нужно много трудиться. Так что, земля –это не ‘пришел домой, и баба: Дай мне поесть!’, как ты у себя дома любил командовать. Пока жена твоя не собралась с другими женщинами из общины для защиты, и тогда крики прекратились –, но это тебе виднее, товарищ. Что я хочу этим тебе сказать: Земле не приказывают, a объясняют. К ней обращаются хорошо, чтят ее, рассказывают ей истории, чтобы ободрить ее. И это не в любое время когда земля слушает. У нее, как говорится, свой календарь. Она требует, чтобы вы правильно посчитали дни и ночи, и смотрели на землю и небо чтобы знать, когда именно сажать семя.”

“Так вот в чем проблема! Ты во всем ошибаешься, и хочешь чтобы просто так тебе все было. Ты нуждаешься в знаниях. Все получается не только из-за большого усилия, и из-за большой решительности, а из-за того, что выбрал хорошую землю, затем – подходящие инструменты и время для каждой части работы. Итак, тебе нужны теория, и практика со знанием, а не ерунда, которую ты делаешь, которая тебя стыдит, и все на тебя смотрят и смеются”.

“И как дураки смеются, потому что они не понимают, что твои глупые поступки также повлияют на них, потому что там, где ты роешь, сначала туда зальет. А когда потечет вода – тут же появятся канавы, как у твоей бабушки – морщины. А моя бабушка уже в раю. И вот туда никак не проедет машина Хунты хорошего правительства, онa тогда застрянет, а материалы или товары которые привозят – придется нести на спине, и по лужам. И тогда испортятся их сапоги и штаны, тем более, если они хорошо одеты – как я сейчас. Никогдa не найдут они свою девушку. И наши товарищи-женщины – храбрые. Там они просто пройдут мимо тебя с ослом, несущим их вещи, и скажут: ‘Есть те, кто упорнее и дурнее моего осла’. И они уточнят: ‘Слушай-ка, когда скажу: осел потрепаный – не обижайся. Я разговариваю со своим зверьком’”.

“Что ж, не обижай меня, товарищ!” – возмущается другой.

Шляпа: “Я просто высказался. Принимай это как совет или ориентир, не как приказ. Но, как говорил покойный Суп: ‘Лучше если ты сделаешь так, как я тебе говорю. А то если не так выдет, я скажу тебе: неудобно, но я предупреждал’. Так что, послушай меня, товарищ”.

Другой: “Значит эта земля бесполезна? И мотыга моя тоже? Еще не время?”

Шляпа: “Нет, нет и нет”.

“А когда же?”

“М-да, теперь все кончено. Теперь в следующий раз. Примерно в апреле, мае месяце, и чтобы воды хватило. 3 Мая лучше дать хлебушка земле, и влаги – от жары. Также, сигарету с листьев, свечи зажечь, и в добавок – фрукты и овощи. И даже куриный бульон подать. Покойный Суп говорил, что только тыкву не давать. Eсли дать тыкву землe, она просто рассердится и одни змеи вылезут оттуда. Но я думаю – это ложь. Он так сказал потому, что не очень любил тыкву”.

“А именно, когда?”

“Ну вот увидишь! Сейчас почти октябрь. Через полгода, в апреле-мае. Но это относительно”.

“Надо же! А что мне делать, если я хочу кукурузу прямо сейчас?”. Другой думает, и вдруг добавляет: “Я знаю как! Сейчас займу в долг несколько початков кукурузы у автономного органа!”.

Шляпа: “А как же потом вернешь долг?”

“Я займу тогда в долг у Хунты. А чтобы оплатить другой долг – займу у товарищей. И чтобы товарщам оплатить заново – займу у органа. И в итоге они будут знать, что я платежеспособный”.

Шляпа чешет голову и говорит: “Ну ты даешь! Ты как в том фильме Варгаса – умнее до нельзя! Если ты так думаешь, как и все плохие правительства – тебе лучше стать депутатом, сенатором, губернатором, или кем-то из этих глупых людей”.

“Ты меня обижаешь. Я всегда весь в сопротивлении и в бунте. Я посмотрю, что и как мне лучше сделать.”

Шляпа: “Ну, тогда я пошел, а то не найду никогда свою девушку. Пока!”

Другой: “C Богом! И если наидешь – спроси ее, нет ли у ее семьи кукурузы взаймы чтобы одолжить мне. Я обязательно верну!”.

Рассказчик обращается к ассамблее: “Что лучше: дать в долг товарищу кукурузу, или пусть занимается теорией и практикой со знаниями?”

– * –

Настало время водопоя. Ассамблея расходится. СупГалеано вредничает  и говорит субкоманданте Мойзесу: “Я значит, ем одну кукурузy для попкорна”. И, идет к себе домой. Субкоманданте Мойзес отвечает: “А острый соус?” СупГалеано не отвечает, а меняет свою дорогу. “Куда ты идешь?” cпрашивает СупМой. Суп уходя, кричит: “Я собираюсь одолжить соус в магазине женщин-повстанцев”.

Подтверждаю

Мяу-гав!

Котопeс  безбилетный пассажир в Горе.

(Ну ладно, не хватило ему денег… И, кроме того, у входа в Гору есть табличка, на которой написано: “Никаких кошек, собак, … или жуков-шизофреников не допускается”).

Все еще Мексика. Апрель 2021 г.

El Mariachi Renacimiento del Caracol de Roberto Barrios.

Jovena base zapatista despide a la delegación marítima zapatista.

Música: Santiago Feliú, interpretando «Créeme» de Vicente Feliú.

Share

No hay comentarios todavía.

RSS para comentarios de este artículo.




Fuente: Enlacezapatista.ezln.org.mx