May 3, 2021
De parte de EZLN
281 puntos de vista


May032021

На посадку

<!–

22867

–>

Из записной книжки Котопса:

На посадку

  Посадка на Горy былa 30 апреля 2021 года, в какие-то часы. Судно стояло на якоре примерно в 50 саженях от порта, “подальше от суеты и лицемерного общества”. Вокруг судна витали смеющиеся чайки, бакланы, фрегаты, ибисы. И даже наивная, заблудшая колибри стремилась свить гнездо на носу корабля. В корпусе, ниже ватерлинии дельфины радостно танцевали, китовая акула держала ритм плавниками, а скат расправлял свои черные крылья, как летающие бедра.

  Группу пиратов возглавил СупМой с отрядом, состоящим из несколько товарищей разного профиля (мужчин и женщин). Все они прощались с морским отрядом 421. Проверяли на месте, есть ли в судне все необходимое для морского эпоса. Группа поддержки Шестой комиссии написала некрологи погибшим.

  Экипаж не оказал сопротивления. Капитан приказал поднять как храповик – большое одеяло с изображением морской делегации сапатистов, таким образом добавил Горy всем экипажем к борьбе за жизнь. С голыми деревьями все более стремительно сиял символ сапатистского безумия.

  Это была, так сказать, консенсусная посадка. Ни со стороны сапатистов, ни моряков не было предпринято агрессивных попыток. И можно сказать, что между нами и моряками Горы было своего рода соучастие. Хотя при первой встрече они были также, как и мы, удивлены.

  И мы бы стояли там, глядя друг на друга и неподвижно, если бы не с кормы, необычайно жуковидное насекомое крикнуло: “На посадку! Если их много – бежим! Если их мало – прячемся! А если никого нет – вперед! Мы рождены умереть!”. Вот что все решило. Экипаж ошарашенно посмотрел на маленького насекомого, и мы … мы не знали, извиняться за взлом или присоединиться к пиратской атаке.

  СупМой считал, что это подходящий момент для презентаций, поэтому сказал: “Добрый день! Меня зовут Мойзес, СупМой, и они…” Когда он повернулся, чтобы представить отряд, там уже никого не было.

  Все гуляли по кораблю c радостью и энтузиазмoм: коллеги-делегаты женщины, как королевы Карибского моря, махали рукками с левого борта лодкам, набитым туристами, которые смотрели на них с любопытством, возможно с удивлением, что в такую жару они одеты в такие длинные юбки. Тем более туристы были в бикини, почти полуобнажённые. Марихосe подошла к носу судна, и оттуда смотрела на дом Иш-Челя. Oна про себя думала, что не станет надевать свои мини-шорты, так как oна не хотела унижать граждан в категории привлекательности.

  Командиры – Давид и Ортенсия – давали последние рекомендации Лупите с большоей улыбкой. Командир Cебедео повторял про себя: “У меня не будет головокружения, у меня не будет головокружения…” – это противорвотное средство, рекомендованное СупГалеано.

  Пока наши товарищи корреспонденты (4 мужчины и 2 женщины) делали съемки на фото и видео. Все было “точь в точь” снято. Не удивляйтесь, если на фотографиях будут видны всякие предметы и вещи, типичные для корабля, который вот-вот пересечет Атлантику в очень благородной миссии вторжения, завоевания – я имею в виду – посещения Европы.

  Марселино и Монарх спросили о машинном отделении судна. И неизвестно откуда, они достали ящик для инструментов, и с плоскогубцами и отвертками пошли туда, где по их мнению, должен стоять двигатель. Oни объяснили изумленному капитану, что из-за шума двигатель нуждается в настройке. Берналь и Фелипе (вместо Дарио, которому пришлось остаться на суше из-за паспорта свох детей. Фелипе 49 лет, по рождению целталь; он свободно говорит на целтале и на кастильском языках; отец четырех детей – старшему 23 и младшему 13 лет. Он был милиционером, сержантом, местным ответственным автономным советником в МАРЕЗ и хорошего правительства, школьным учителем и водителем. Eму нравится музыка романтики, ранчеры, банда, кумбия, революционеры. Любимые цвета: черный, синий и серый. Он готовился 6 месяцев в качестве делегата, добровольно отправился в путешествие, чтобы кого-то заменить; морской опыт – нулевой), присоединились к команде механиков – сапатистов (если бы потребовался ремонт в открытом море).

  Экипаж Горы, оправившись от особого характера посадки, стратегически расположился на палубе в ожидании, что сапатистская экзальтация не застанет одного из нас в море.

  А если так – мы всегда готовы. В связи с этим, накануне обсуждалось как кричать, если кто-то упал: “Человек за бортом!” или “Женщина за бортом!”, или “Другоe за бортом!”, или “Товарищ корреспондент за бортом!”, или “Водитель за бортом!“, или “Жук за бортом!”и т.д. Проблема заключалась в том, чтобы уместно кричать. СупМой должен сначала сделать перекличку и проверить, кто пропал, а затем дать команду тревоги “Человек за бортом!” (делегация до совершенства отработала этот пункт в Учебном центрe, в отделении кораблекрушений и затопления), чтобы все умели вовремя кричать. Поскольку потеряны секунды (на практике это были длинные минуты), имеющие важное значение, было решено кричать: “Сапатист за бортом!”. Но этого не было. Oсвободили группу корсаров майя (в соответствии с порядком в советах хорошего правительства сапатистов) от насмешек в их адрес, в баре «Чёрная метка» в Копенгагене, Дания.

  Вскоре экипаж заразился сапатистским энтузиазмом. И несмотря на то, что они опытные моряки, они заново увидели (теперь взглядом сапатистов) море, которое спокойно праздновало такой неожиданный визит, давно смирившись прежней дерзостью туристов со всего мира. Капитан судна отвел СупМоя на зону управления и поставил его за штурвал, в то время как товарищи корреспонденты фотографировали… воду (так что будет много фотографий пустого моря, без помех).

  Сапатистская морская делегация, собственно говоря, отряд 421 со своей стороны, перешла от энтузиазма к осторожности, и задавала членам экипажа разумные вопросы: “А если ударит молния и корабль сломается, что нам делать?” “А если откроется дыра и вся вода сразу уйдет, нам придется идти пешком?” “А что вы едите, если вам негде вырастить кукурузу?” “А откуда ветер знает, что мы идем туда?” “А где море спит, когда ему захочется?” “А если сердцу моря печально, как оно будет плакать?” “Насколько велико сердце чтобы любить и беречь море, которое так же велико?” “И так же, как мы защищаем землю, есть ли кто-нибудь, кто защищает море?”

  Состав экипажа Горы: капитан Людвиг (Германия), Эдвин (Колумбия), Габриэла (Германия), Эте (Германия) и Карл (Германия) недоуменно переглянулись и сказали про себя: “In welche Schwierigkeiten bin ich geraten?” (кроме Эдвина, который подумал по-испански: “Ох, куда я попал?!”).

– * –

  А мелкое насекомое? Что ж, предвидя, что они попытаются выбросить его за борт (несмотря на то, что “он руководил посадкой с беспрецедентной храбростью, грацией и красотой” –так он сказал–), он взобрался на берет, и оттуда объявил безупречным галисийским языком:

“Я вернусь, вернусь к жизни

когда свет совсем гаснет,

потому что мы взяли всю гордость моря,

мы никогда не утонем снова,

что в твоей памяти нет пути назад:

ты больше никогда не унизишь нас”

Далеко на востоке волны у берегов Галисии повторяли:“Больше никогда!”

Подтверждаю

Котопeс

Все еще Мексика. Май 2021 г.

 

Música: Fragmento de «Aires Bucaneros». Letra del poeta Luis Palés Matos. Música: Roy Brown.


Música: Memoria da Noite. Letra: Xabier Cordal. Música: Bieito Romero. Interpreta: Luar Na Lubre, con la voces de Rosa Cedrón y el maestro Pedro Guerra.

Share

No hay comentarios todavía.

RSS para comentarios de este artículo.




Fuente: Enlacezapatista.ezln.org.mx