April 26, 2021
De parte de EZLN
312 puntos de vista


Abr262021

Цветок будет для всех или не будет

<!–

22679

–>

Цветок будет для всех или не будет

Сапатистская армия национального освобождения. Мексика.

17 марта 1995 г.

Мужчинам и женщинам, которые говорят на разных языках и идут разными путями, но вместе верят в человеческое будущее и стремятся достичь его сегодня:

Братья:

На этой планете, которую называют «Земля», и на континенте, который называют «Американским», существует страна странной формы: кажется, что у нее откусили кусок с востока, а на западе она засовывает руку в Тихий океан, так, чтобы ураганы не смогли отнести ее далеко от ее истории. Эта страна известна местным жителям и иностранцам как «Мексика».

Ее история – это долгая битва между желанием оставаться собой и странным стремлением укрыться кусочком чьего-то чужого флага. Эта страна – наша. В нас и в нашей крови звучат голоса великих предков, которые жили здесь, когда у этой страны еще не было названия. Но затем, в вечной борьбе между бытием и забвением, между пребыванием и уходом, между вчерашним и завтрашнем днем, кому-то пришла мысль о том, что этот кусок земли называется «Мексика», и вода, небо и мечты, которые у нас были – это подарок от наших предков.

Но потом сюда пришли другие, которых было больше, чем нас, и наша история была завершена. Мы начали называть друг друга «мексиканцами», и нас называли так. Наша новая история продолжилась в боли и страдании. Мы родились среди крови и пороха, среди крови и пороха мы выросли. Власть имущие из других стран то и дело хотели украсть у нас «завтра».

В воинской песне, которая объединяет нас, есть такие слова: «Если я позволю врагу осквернить твою землю своим растением, подумай, о дорогая родина, что небеса дали тебе по солдату в каждом ребенке».

Вот за что мы дрались вчера. Чужестранец с разными флагами и языками пришел покорить нас. Он пришел и ушел. Но мы все еще мексиканцы, потому что нас не устроило другое имя. И мы никогда не ходили под другим флагом, кроме флага с изображением орла, пожирающего змею, на белом фоне, с зеленым и красным по бокам. И вот что случилось дальше. 

Мы, первые жители этих земель, коренные жители, были забыты где-то в углу, пока остальные росли и процветали. Все, что у нас оставалось – это только история и, чтобы защитить себя и не умереть, мы цеплялись за нее. Это кажется смешным, но выше всех флагов всегда стояла только одна страна – страна денег.

А потом они сказали: «Глобализация», и тогда мы узнали, что они подразумевают под этим словом. Абсурдный порядок, при котором деньги – это единственная страна, которую все признают, а границы между другими странами размываются не из-за братства и единства, а из-за крови, которая льется, чтобы лишить нас всех национальности.

Ложь стала универсальной валютой, и в нашей стране она превратилась в «золотую мечту» о процветании и успехе для малой прослойки населения. Коррупция и ложь стали основными товарами, которые наша страна теперь экспортировала в другие страны.

Будучи бедными, мы прикрывали свои недостатки богатством, а ложь была настолько велика и всеобъемлюща, что в конечном итоге мы поверили, что это правда. Мы готовимся к большим национальным форумам, и бедность провозглашается чем-то, что уже исчезло, ведь экономические показатели в норме. МЫ? Нет, нас они забыли, они хотели, чтобы мы так и умерли, забытые и униженные.

Но смерть – это не больно, в отличие от забвения.

В тот момент мы обнаружили, что нас больше нет. Те, кто правит бал, забыли о нас в эйфории цифр и темпов роста. Страна, которая забывает себя – это печальная страна, ведь страна, которая забывает свое прошлое, не может иметь будущего.

А потом мы взялись за руки и пошли в города, где нас считали кем-то вроде животных. Мы пришли и сказали сильным мира сего: «Вот и мы!», и на всю страну мы закричали: «Вот и мы!», и на весь мир разнесся наш крик: «Вот и мы!».

Для того, чтобы нас увидели, мы закрыли свои лица; для того, чтобы обрести имя, мы отказались от собственных имен; мы сделали ставку на настоящее, чтобы иметь будущее; и для того, чтобы жить… мы начали умирать.

А потом за нами пришли самолеты, вертолеты, танки, бомбы, пули и смерть, и мы вернулись в наши горы, и смерть преследовала нас там. Тогда многие люди из разных мест сказали: «Поговорите с ними», и сильные мира сего ответили: «Поговорим», и мы согласились: «Ну хорошо, давайте поговорим». И мы поговорили друг с другом, и мы сказали им, чего мы хотим, и они на очень хорошо нас поняли. Мы повторили, что мы хотим демократии, свободы и справедливости, и они поморщились в ответ. Они не понимали нас и только пересматривали свои макроэкономические планы со всеми заметками о неолиберализме, и слова, которые мы говорили, нигде не нашли.

Тогда они сказали нам: «Мы не понимаем», и предложили нам всего лишь более красивый уголок в музее истории, отстроченную смерть и золотую цепочку, чтобы связать ею наше достоинство. И мы, чтобы показать им, чего мы хотим, стали делать на своих землях то, чего хотим.

С согласия большинства мы организовались и увидели на деле, каково это – жить с демократией, со свободой и справедливостью. И вот как это произошло:

В течение года закон сапатистов правил в горах юго-востока Мексики. Сапатисты – это мы. Это те, у кого нет лица, имени или прошлого, и большинство из нас являются коренными жителями, правда, в последнее время к нам приходит все больше братьев из других земель и других рас. Мы все мексиканцы. Когда мы управляли этими землями, мы поступали так:

– Мы свели алкоголизм к нулю. Женщины здесь были рассержены и говорили, что алкогольный напиток служит только мужчине, что под его действием он начинает бить свою жену и детей, а свои обязанности выполняет лишь на половину. Мы полностью отказались от питья алкоголя, и от этого больше всех выиграли женщины и дети, а больше всего пострадали торговцы и правительство.

– При поддержке некоторых «неправительственных организаций», национальных и зарубежных, были проведены кампании в области здравоохранения, и продолжительность жизни гражданского населения выросла. И младенческая смертность стала крошечной, как и сами дети.

– Женщины, которые сейчас составляют треть нашей боевой силы, которые очень храбры и хорошо вооружены, убедили нас принять их в свои ряды. Они также участвуют в гражданском и военном руководстве и в нашей общей борьбе.

– Вырубка деревьев была запрещена, были приняты законы для защиты лесов. Также была запрещена охота на диких животных. Запрещено выращивание, потребление и торговля наркотиками. Все эти запреты соблюдались и соблюдаются.

Законы сапатистов применялись на всей территории одинаково и действовали для всех, независимо от социального положения или уровня доходов. И все важнейшие или «стратегические» решения нашей борьбы принимаются методами, которые они называют «референдумом» и «плебисцитом».

Мы покончили с проституцией, исчезла безработица и попрошайничество. А дети узнали, что такое сладости и игрушки.

И мы совершили много ошибок, нас ждали неудачи. Но мы также сделали то, что ни одно правительство в мире, независимо от политической принадлежности, не в состоянии честно сделать, а именно – признать ошибки и принять меры для их исправления.

И это то, чем мы были, чему учились, когда прибыли танки, вертолеты, самолеты и многие тысячи солдат и сказали, что они пришли защищать национальный суверенитет, и мы сказали им, что их нарушали в IUESEI, а не в Чьяпасе, и что национальный суверенитет не защищается путем попрания мятежного достоинства коренных жителей Чьяпаса. И они не слушали, потому что шум их боевых машин сделал их глухими, и они исходили от правительства, а предательство правительства – это лестница, по которой они поднимаются к власти.

Мы говорим, что нет закона, который вынуждает прибегать к использованию оружия, и это только произвол, даже если он прикрыт юридическими одеждами, и тот, кто создает закон, который сопровождает сила оружия, является диктатором, даже если он утверждает, что его поддерживает большинство.

И они выгнали нас с наших земель. С войной и танками пришел их правительственный закон, а закон сапатистов ушел. А за правительственными танками снова пришли проституция, пьянство, воровство, наркотики, разрушение, смерть, коррупция, болезни, бедность. И люди из правительства пришли и сказали, что законность на землях Чьяпаса уже восстановлена, они пришли в бронежилетах и ​​с боевыми танками. Это то, что сделало правительство и, возможно, вы об этом уже знаете, потому что многие журналисты это видели и опубликовали. И это законность, которая сейчас правит нашими землями. Это была настоящая война за «законность» и «национальный суверенитет», которую правительство вело против коренного населения Чьяпаса. Правительство также ведет войну с другими мексиканцами, но вместо танков и самолетов оно бросило им экономическую программу, которая убьет их так же, только медленнее…

Сейчас я пишу все это 17 марта, в День Святого Патрика и в той Мексике, которая в прошлом веке боролась против империи решеток и темных звезд, и тут мне вспомнилась группа солдат разных национальностей, которые сражались на стороне мексиканцев и назывались «Батальон Сан-Патрисио».

Товарищи сказали мне: «Так воспользуйся возможностью написать братьям в других странах и поблагодарить их за то, что они остановили войну». Я думаю, что они очень хорошо умеют танцевать, и их не остановят даже правительственные самолеты, эти товарищи всю войну будут танцевать и бить в маримбу. 

И затем я решил написать вам от имени всех моих товарищей, потому что, как и в «Батальоне Сан-Патрисио» мы ясно увидели, что есть иностранцы, которые любят Мексику больше, чем некоторые граждане из правительства.

Мы узнали, что были марши, митинги, письма, стихи, песни, фильмы и прочее, направленные против войны в Чьяпасе, той части Мексики, где нам приходилось жить и умирать.

Мы узнали, что «НЕТ ВОЙНЕ!» сказали в Испании, и во Франции, и в Италии, и в Германии, и в России, и в Англии, и в Японии, и в Корее, и в Канаде, и в Соединенных Штатах, и в Аргентине, и в Уругвае, и в Чили, и в Венесуэле, и в Бразилии, и в других местах, где этого не сказали вслух, но подумали.

А потом мы увидели, что хорошие люди есть во многих частях света, и что эти люди ближе к Мексике, чем те, кто живет в Лос-Пиносе – так называется дом, в котором заседает правительство страны.

Наш закон заставил процветать книги, лекарства, смех, конфеты и игрушки. Их закон, закон сильных мира сего, пришел без каких-либо аргументов, кроме закона силы, и разрушил библиотеки, клиники и больницы, принес печаль и горечь нашему народу. И мы думаем, что закон, разрушающий знания, здоровье и счастье, является ничтожным для таких настоящих мужчин и женщин, и что наш закон лучше, бесконечно лучше, чем закон тех джентльменов, которые, как они говорят с иностранным акцентом, правят нами.

И мы хотели сказать вам всем спасибо.

И что если у нас был цветок, ну, мы бы точно подарили его вам. Но поскольку у нас недостаточно цветов для каждого и для каждой, что ж, тогда пусть будет один для всех, чтобы раздать его всем сразу. И когда каждый из вас станет старым или старой, расскажите своим детям, что: «Я боролся за Мексику в конце 20-го века, я был с ними, и я знаю, что они хотели всего того, чего хотят все люди, которые еще не забыли, что являются людьми. Которые не забыли, что такое настоящая демократия, свобода и справедливость. Я не знал их в лицо, но знал их сердца, и они были такими же, как и наши».

И когда Мексика будет свободна (что не означает, что она счастлива или совершенна, а только свободна, то есть сможет свободно выбирать свой путь, свои ошибки и свои успехи), тогда маленькая часть вас, та, что находится на высоте груди и немного слева, также будет Мексикой, и эти шесть букв будут означать достоинство. И тогда этот цветок будет для всех вас – или его не будет вообще.

Мне только что пришло в голову, что из этого письма вы можете сделать бумажный цветок, поместить его в петлицу или в волосы, в зависимости от обстоятельств, и выйти танцевать с таким очаровательным украшением. А я пошел, потому что снова приближается самолет бессонных ночей, и мне пора задуть свечу… но не надежду. Это… нет, мы не умрем.

Ладно. Привет и вот обещанный цветок: зеленый стебель, белые лепестки, красные листья; и не беспокойтесь о змее, вон над ней порхает орел, и он позаботится о ней, вот увидите…

С гор юго-востока Мексики

Субкоманданте Маркос

Мексика, март 1995 г.

Share

No hay comentarios todavía.

RSS para comentarios de este artículo.




Fuente: Enlacezapatista.ezln.org.mx