February 24, 2021
De parte de EZLN
327 puntos de vista


Feb242021

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ: МИССИЯ

<!–

22402

–>

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ: МИССИЯ

О том, как Сапатистская Дефенса[1] пытается объяснить Эсперансе[2], в чем состоит миссия сапатизма и другие приятные размышления.

– Хорошо, теперь я тебе объясню кое-что важное. Но ты не должна записывать за мной, потому что я хочу, чтобы ты сохранила это в голове. Потому что тетрадь ты обязательно где-нибудь, да оставишь, а голову всегда будешь носить с собой.

Сапатистская Дефенса ходит из угла в угол, как это любил делать покойный[3], когда объяснял что-то очень важное. Эсперанса сидит на бревне, предусмотрительно подстелив клеёнку на влажное дерево, цветущее мхом, грибами и сухими веточками.

– Разве мы не собирались присмотреть место, к которому придем в результате нашей борьбы? – спрашивает Сапатистская Дефенса указывая ручонками в никуда.

Эсперанса думает над ответом, но очевидно, что вопрос Дефенсы был риторическим. Её интересует не ответ, а вопросы, которые за ним следуют. По её мнению, Сапатистская Дефенса придерживается научного метода.

– Тогда задача не в том, чтобы придти, а в том, чтобы проложить путь. То есть, если пути нет, то его следует сделать, потому что, если иначе, то как? – девочка размахивает мачете, который неизвестно откуда взялся, но в каком-то из домов его наверняка уже кто-то ищет.

– Значит, задача наша как бы поменялась, и первое, что нужно решить – это вопрос пути. Потому что, если нет пути к тому, куда ты хочешь идти, все эти беспокойства напрасны. Таким образом, что нам делать, если дороги туда, куда мы хотим дойти, нет?

Эсперанса с удовлетворением отвечает: – Подождём пока перестанет идти дождь, чтобы при строительстве пути не промокнуть.

Дефенса взъерошивает волосы, портит причёску, над которой ее мама мучилась полчаса полчаса и кричит “ Нет!”

Эсперанса сомневается и импровизирует: – Я придумала, мы наврём Педрито[4], что там, куда мы идём, есть конфеты, но поскольку туда ещё нет пути, все конфеты достанутся только тому, кто придёт туда первый.

Дефенса отвечает: – Мы будем обращаться за помощью к мужикам? Да ни за что! Мы сами как женщины это сделаем!

– Верно, – говорит Эсперанса. – К тому же, а вдруг там, куда мы придём и на самом деле будут шоколадки?..

Дефенса продолжает: – А вдруг мы при прокладывании пути заблудимся?

Эсперанса отвечает: – Позовем на помощь? Запустим сигнальную ракету или протрубим в раковину, чтобы в деревне услышали и спасли нас?      

Дефенса понимает, что Эсперанса воспринимает этот вопрос буквально, и кроме того, близка к консенсусу с остальной публикой. Например, Котопёс[5] уже подкручивает усы, мечтательно воображая с той стороны радуги корзинку переполненную шоколадками, шоколадная лошадка хочет надеяться на существование маиса с солью и корзинок с бутылками напитков, а Беда[6] репетирует хореографию – “шоколадный па”, которую написал для нее СупГалеано[7], и заключающуюся том, как она набросится «в стиле носорога», на корзину с шоколадками,

Элиас Контрерас[8], в свою очередь, уже достал пилку для ногтей и затачивает ей обе стороны мачете.

Чуть дальше, какое-то существо неопределённого вида, но крайне похожее на жука[9], тащит плакат, на котором написано : “Зовите меня Измаил[10]”. Он спорит со Стариком Антонио о преимуществах неподвижности стояния на твердой почве, и аргументирует свою позицию следующими словами: «- Именно так, мой уважаемый Квикег[11], белого кита, который приплыл бы в этот порт, действительно не существует». Антонио, старик и сапатист, ставший вынужденным учителем поколения, восставшего с оружием в руках в 1994 г., набивает табаком самокрутку и внимательно слушает аргументы жука.

Девочка Сапатистская Дефенса, понимает, что она, как и науки и искусства, находится в непростом положении непонятого, как па-де-де[12], ожидающее объятья для пируэтов и поддержка для подъема балерины вверх, как фильм заточённый в жестяную банку, ожидающий взгляда, который его освободит, как причал без корабля, как кумбия[13], в ожидании бёдер, дающих ей жизнь, как вогнутый, без выпуклостей, Сигала[14], как Лус Касаль[15] в пути к обетованному цветку, как Луис Лингг[16] без панк-каблуков,  как Панчито Варона[17] ищущий за аккордом украденный у него апрель или как ореховое мороженое без Супа[18], способного отдать ему должное.

Сапатистская Дефенса взглядом ищет у Старика Антонио спасения.

«Но бури не слушают никого: как в море, так и на суше, вверху и внизу. Пока внутренности земли выворачиваются, страдают и люди, и животные, и растения. Здесь не важны ни цвет, ни размер, ни остальное», – глухо говорит Старик Антонио.

Все хранят молчание, наполовину из уважения, наполовину от страха.

Старик Антонио продолжает: «Женщины и мужчины ищут укрытие от ветров, дождей, и земных трещин; и ждут окончания катаклизма, чтобы понять, что останется. Но земля делает большее, чем они, потому что она уже готовится к этому «потом», к тому, что будет. И еще укрываясь от катастрофы, она уже начинает меняться. Мать-земля не ждет, когда закончится буря, чтобы потом решить, что делать дальше, она прямо сейчас, заранее, начинает строить. Поэтому самые мудрые говорят, что завтрашний день не придет сам по себе и вдруг, а он уже ждет среди теней своего часа и умеющий видеть обязательно разглядит его среди разрывов туч. Поэтому мужчины и женщины из маиса[19], когда сеют, мечтают о тортилье[20], об атоле[21], о посоле[22], о тамале[23], о маркесоте[24]. Этого пока нет, но они знают, что это будет, и это направляет их работу. Они смотрят на свой труд и видят его плоды еще задолго до того, как семя коснется земли.

Мужчины и женщины из маиса, когда смотрят на этот мир, видят не только его боль, но и то, каким этот мир сможет стать, когда путь будет проложен. У них три взгляда: один для прошлого, другой для настоящего и третий для будущего. Поэтому они знают, что сеют сокровище: взгляд.

Дефенса испытывает приступ энтузиазма. Она понимает, что Старик Антонио передаёт именно то, что ей объяснить не удавалось. Два разных поколения разных календарей и географий протягивают мост, который уходит и возвращается… как пути.

«- Правильно!» – чуть ли не кричит девочка и с нежностью смотрит на Старика.

И продолжает: «Если мы уже знаем, куда идём, то наверняка мы знаем и то, куда нам идти не хочется. А значит, что с каждым шагом отдаляясь от одного берега, мы должны приближаться к другому. Пока мы ещё не приплыли, но путь наш уже намечен этой целью. И если мы хотим есть тамали, то не должны сажать тыквы.

Её аудитория в полном составе делает всем понятный жест отвращения от мысли о тыквенном супе.

«Мы выдержали бурю благодаря нашим знаниям, но уже мы готовы к тому, что последует дальше. И все это мы прямо сейчас подготовим. Поэтому пришло время отправить слово в дальнее путешествие. Не важно, что того, кто произнес его, уже не будет, важно только, чтобы семя упало на нужную землю, и там, где оно уже проросло, надо дать ему созреть. То есть, поддержать. Это и есть наша миссия: быть семенами в поисках других семян» – постановляет Сапатистская Дефенса, и обращаясь к Эсперансе, спрашивает: «Ты поняла?».

Эсперанса встает, и со всей торжественностью своего девятилетнего возраста серьезно отвечает:

«- Да, конечно, я поняла, теперь все мы должны будем умереть жалкой смертью.»

И почти немедленно добавляет: «Но мы сделаем это так, чтобы это того стоило».

Все аплодируют.

Чтобы усилить пафос последней фразы Эсперансы, Старик Антонио достаёт из походной сумки мешочек шоколадных конфет под названием «поцелуйчики».

Котопёс загребает когтистой лапой все, что может, а шоколадная лошадка предпочитает настаивать на своей теме о пластиковой бутылке.

Элиас Контрерас, из комиссии расследований САНО[25], тихо повторяет: «Но мы сделаем это так, чтобы это того стоило» и отправляет своё сердце и мысли нашему брату Самиру Флоресу[26], всем тем, кто вооруженный лишь собственным достоинством противостоит шумному вору воды и жизни, который прячется за оружием надсмотрщика, тому, кто скрывает своей болтовнёй собственного слепое подчинение Хозяину: первое, второе и последнее имя которого – Деньги. Никак не Справедливость, ни за что не Свобода и ни в коем случае не Жизнь.

Жучок начинает рассказывать историю о том, как однажды плитка шоколада спасла его от голодной смерти в сибирской степи, пока он направлялся из земель саамов[27], примерно тех мест, где начинается река Ялик, в края  селькупов[28], чтобы поклониться Кедру – дереву жизни. «Я шёл туда учиться, ведь путешествия нужны нам как раз для этого. Потому что есть сопротивления и неповиновения, разделённые географией и календарём, но разве делает это их менее важными и героическими?», – он говорит, освобождая своими многочисленными лапками шоколадку из её сверкающей алюминиевой обёрткой тюрьмы, потом хлопает в ладоши и поглощает очередную порцию,  всё одновременно.

Со своей стороны, Беда хорошо поняла, что нужно думать, о том, что будет дальше, и, размахивая ручонками измазанными шоколадом, воодушевлённо провозглашает: «А теперь мы будем играть в попкорн!»

_*_

Из Сапатистского Центра Наземно-Морской Подготовки.

СупГалеано организовывает семинар-практикум “Международная Карамелька”

Мексика, Декабрь 2020 года.

Из тетради заметок Котопса: Сокровище – это другое.

«Закончив, он медленно посмотрел на меня своим единственным глазом и сказал: “Я ждал вас, Дон Дурито, разве вам неизвестно, что я последний из ныне живущих в мире настоящих пиратов. Я говорю «настоящих», потому что сейчас развелось неисчислимое множество так называемых «пиратов», тех, которые убивают, разрушают и грабят из финансовых центров и крупных правительственных дворцов, не бороздя при этом никаких вод, кроме тех, что у них в ванной. И вот вам ваша миссия (передаёт рулон старых свитков). Найдите сокровище и положите его в сейф понадёжнее. А теперь извините, но мне пора умереть». С завершением этих слов, его голова бессильно падает на стол. Да, он был мёртв. Тем временем его попугай встрепенулся и упорхнул в окошко со словами: “ Дорогу изгнаннику Митилены, побочному сыну острова Лесбос, дорогу гордости и чести Эгейского моря, открывайте все ваши 9 врат ада, ибо там будет отдыхать величайший из всех Барбаросса. Тот который выжал из океана все слёзы, нашёл себе наследника и спит сейчас преспокойно, гордость настоящих Пиратов». За окном простирался шведский порт Гётеборг и где-то вдали плакала какая-то никельхарпа[29]…»

Дон Дурито Лакандонский. Октябрь 1999 года.

Sección: Tres delirios, dos grupos y un amotinado.

Si seguimos la ruta del Almirante Maxo, creo que llegamos más rápido si nos vamos caminando por el estrecho de Bering

Por ovarios no paramos

Ya está el motor, ya sólo falta… ¡¿la lancha?!

La tripulación I

La tripulación II

No tenemos todavía barco, pero ya hay quien encabece el motín a bordo

[1] Сапатистская Дефенса (Defensa Zapatista) – “Cапатистская Защитница”, один из новых персонажей, девочка из повстанческой деревни, которая вопреки традиции, любит футбол и играет в защите

[2] Эсперанса (Esperanza) – это имя значит «Надежда», подружка Дефенсы

[3] Покойный – иронический способ называть бывшего субкоманданте Маркоса который «умер» 25 мая 2014 г. с целью «обмануть смерть» и стать субкоманданте Галеано, чтобы убитый накануне ультраправыми боевиками сапатистский учитель Галеано «не смог умереть»

[4] Педрито – мальчик, друг Дефенсы и Эсперансы

[5] Котопёс – герой анимационного американского сериала, рыже-желтое животное, которое с одной стороны пёс, а с другой – кот, тоже один из новых сапатистских персонажей

[6] Беда – девочка, подружка Дефенсы, Эсперансы и Педрито, с которой постоянно что-то случается

[7] СупГалеано – сокращенное от субкоманданте Галеано, имя которого раньше было субкоманданте Маркос

[8] Элиас Контрерас – сапатистский следователь, литературный герой субкоманданте Маркоса

[9] Речь идет о об одном из важнейших персонажей сапатизма, жучке Доне Дурито Лакандонском, являющегося странствующим рыцарем, а субкоманданте Маркос был назначен его оруженосцем

[10] Самопрезентация главного рассказчика истории в романе Германа Мервилла о гигантском белом ките «Моби-Дик»

[11] Квикег – гарпунер в романе «Моби-Дик»

[12] Па-де-де – форма балета, состоящая из выхода двух танцовщиков

[13] Кумбия – колумбийский народный танец

[14] Сигала – Диего Эль-Сигала, испанский певец фламенко, «Вогнутый и выпуклый» – название одной из его песен

[15] Лус Касаль – испанская поп-певица, «Цветок обетованный» – один из ее знаменитых дисков

[16] Луис Лингг – известный американский анархист и профсоюзный активист конца XIX века

[17] Панчито Варона – уменьшительное от псевдонима Панчо Варона (Франсиско Хоске Лопес Варона), испанский композитор и музыкант, «Кто украл у меня месяц апрель?» – одна из его известных песен

[18] Суп – уменьшительное от «субкоманданте» (Маркос или Галеано)

[19] Маисовые люди – персонажи эпоса майя «Пополь-Вух»

[20] Тортилья – кукурузная лепешка в Мексике и Центральной Америке

[21] Атоле – древний напиток из кукурузных зерен в Мексике и Центральной Америке

[22] Посоле – традиционный мексиканский суп из кукурузы с мясом

[23] Тамаль – в большинстве стран Латинской Америки блюдо из размолотой кукурузы с начинкой, завернутой и вареной в кукурузных листьях

[24] Маркесоте – традиционный хлеб на юге Мексики

[25] САНО – Сапатистская армия Национального Освобождения

[26] Самир Флорес – индейский активист из мексиканского штата Морелос, борец против транснациональных мегапроектов на территории крестьянских общин, журналист и делегат Индейского Национального Конгресса. После множества угроз убит 20 февраля 2019 г. Преступление до сих пор не расследовано

[27] Саамы – финно-угорский коренной народ Северной Европы, проживающий на территориях России, Финляндии, Швеции и Норвегии

[28] Селькупы – коренной народ Западной Сибири

[29] Никельхарпа – шведский народный инструмент

No hay comentarios todavía.

RSS para comentarios de este artículo.




Fuente: Enlacezapatista.ezln.org.mx